Первые подробные хореографические схемы появляются в Италии в середине XVвека. До этого мы можем говорить лишь о сохранившейся танцевальной музыке, изображениях танцев, описании танцевальных действ современниками – этим, в общем-то, исчерпываются наши знания о танцах ранее XV века. Однако далеко не все так безнадежно как может показаться на первый взгляд. Данная работа является довольно подробным исследованием касательно этого вопроса, причем в ней затронут только один пласт танцевальной культуры средневековья – танцы, сохранившиеся в нотном материале, но без описания схемы. Здесь не рассматриваются жонглерские, религиозные и им подобные танцы. Работа состоит из трех частей. В первой части описаны пространственные построения (цепочечные, круговые, парные и пр. танцы), во второй – музыкальные жанры танцев (эстампи, сальтерелло, дукция и пр.), в третьей – танцевальные песни (рондо, баллада, виреле и пр.).

1. Пространственные построения

Для удобства подачи материала для обозначения танцевальных фигур и построений выбрано два основных термина – кароль (здесь – цепочка) и хоровод (круговое построение), популярных в русскоязычной танцевальной среде. Фактически же, как будет ясно из обсуждения ниже, эти два понятия переплетаются, взаимодополняются и весьма тяжело отделимы друг от друга.

1.1. Цепочечные построения.

Под термином «кароль» (caroles или karoles ) в данной работе понимается цепочка из танцоров, следующих за ведущим. Это наиболее часто употребляемое слово в средневековой литературе, когда речь заходит о танцах в сопровождении песни. Многочисленные упоминания о кароле мы находим в эпосе и в лирике, в песенных текстах и хрониках, в проповедях и рыцарских романах. Там фигурируют и кароль-песня (сhanson de carole), и глагольная форма caroler – «каролировать», т.е. «петь-плясать (петь-играть) кароль». «Каролируют» в средневековом обществе все – от куртуазной дамы до молодых вилланов. Это весьма широкое понятие, впервые встречающееся в XII столетии и не теряющее популярности до начала XIV в. [20, c. 149]. Стоит также упомянуть, что современном английском языке словом «кэролс» (carols) обозначаются рождественские песнопения. Впервые термин carols в английских источниках упоминается в XII веке, русский аналог этому слову – колядки. Средневековые кэролс/кароли предназначались не только для исполнения во время Рождества – некоторые из них могли быть и танцевальными мелодиями. До нашего времени дошла целая книга английских кэролс, датируемая началом XV века. Сейчас она хранится в Оксфорде (см. рис. 1). Формальная структура многих мелодий из этой рукописи – сольный куплет - хоровой припев, что соответствует основному принципу построения многих танцевальных песен (например, французских баллад – см. раздел 3.1.).

 
рис. 1. Страница из Оксфордского манускрипта

Припев назывался «burden», иногда их могло быть два подряд. Текст кэролз в этой книге мог быть как на латыни, так и на староанглийском. Известны также макаронические, смешанные тексты [12]. В данной работе в основном осуществлено исследование изобразительных источников и упоминаний кароля (или его аналогов) в тексте литературных произведений. Кроме того, приведено несколько нотных примеров из рукописи Монпелье. Рассмотрение мелодий из Оксфордской рукописи требует отдельного исследования, и, возможно, будет проведено в дальнейшем.

рис. 2. Напев из рукописи Монпелье "Tuit cil qui sunt"

Анализ только одних изображений уже дает довольно много сведений о цепочечных танцах. В первую очередь, обращает на себя внимание то, что кароли могли быть женскими, мужскими и смешанными.

Рис. 3. "Мужчины из колена Вениаминова похищают девушек, чтобы взять в жены" (Библия Мациевского, лист 17r. Ок. 1250 г., Франция) Рис. 4. Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления (фрагмент фрески). Сиена, Палаццо Публико. Датировка: 1338 – 1340 гг.

 Женский кароль упоминается в «Романе о Ги Нантейском»: Потом тридцать дев в облегающих блио Взялись за руки в тени олив, Начали плясать кароле, и тела их были легки; Адмиралу де Куаню они весьма понравились. Далее повторяется ещё раз: На лугу раскинули шатёр для девиц; И тридцать дев, одетых в блио, Завели кароле под ветвистою сосною. Эти хороводы сопровождались пением [1, с. 293].

 

Рис.5. Фрагмент фрески «Дорога к спасению». Капелла Спаньоло, Санта Мария Новелла, Флоренция.

Датировка: 1365 – 1368 г

В романе Кретьена де Труа «Эрек и Энида встречаем: «В зале царило всеобщее веселье, каждый показывал все что умел: кто прыгал, кто кувыркался…кто наигрывал, кто на арфе, кто на ротте, кто на ребеке, кто на виеле…А девицы танцевали каролу» (ст. 2035 – 2047) [20, с. 38]. Изображение женского кароля мы можем встретить в «Библии Мациевского» (рис.3), на итальянских фресках XIVвека (рис.4 – фрагмент фрески из Сиены, рис. 5 – фрагмент фрески из Флоренции). В тот же период (середина XIV века) написан «Декамерон» Джованни Бокаччо. В конце большинства из десяти дней юные рассказчики развлекают себя после обеда музыкой и танцами. Особо упоминается карола. [9]. И даже в XV веке эта традиция не пресекается (рис.6).

 
Рис. 6. Испания, середина 15 века. Фреска.

Мужской кароль – также нередкое явление. Его можно увидеть в иллюстрациях к «Псалтыри Лутрелла» (рис. 7) и «Псалтырю королевы Марии» (рис. 8).

 
Рис.7. Лутрелльский псалтырь. Лист 164 v. British Library MS. Add. 42130. Датировка: 1320 – 1340 гг

 Изображения смешанных каролей встречаются наравне в мужскими и женскими, также с начала XIII века (рис. 9). То есть не было эволюции из «однополых» каролей в смешанные – они существовали наравне. Построение, возможно, зависело исключительно от пожелания танцоров или характера танца. Интересно, что смешанный кароль всегда «парен», то есть кавалеры и дамы строго чередуются (рис. 9, 22, 28, 37). В одной из пастурелей Фруассара встречаем:

«Синьор, - сказал ему Бюстино,

- Пора бы устроить каролу.»

«И то правда», - ответил Крусто.

«Так возьмитесь! Я беру Фукре».

«А я беру Сар», - сказал Сустре.

А Ги взял девицу Федри…

И т.д. – всего по тексту получилось восемь пар [20, с. 151].

 
Рис. 8. Псалтырь королевы Марии. Лист 196 v. Англия, Лондон, Британский музей. Датировка: 1310 – 1320 гг.

 Смысл понятия «кароль» в оригинальных текстах варьировался очень широко – от специального жанрового термина до обозначения увеселения вообще. Сапонов в своем исследовании [20] уточняет, что кароль – это и карнавальная процессия, и бурное торжество, и любое празднество. Каролем могли называть и просто песню, и сопровождаемое ею танцевальное действо, оба понятия взаимозаменялись и синтезировались в зависимости от контекста. Встречаются и упоминания об исключительно вокальных каролях – Фруассар в одном описании куртуазного развлечения в сопровождении жонглерского музицирования упоминает танцы (danses) и эстампи, а кароль упоминается когда менестрели замолкают, а танец уже пошел под всеобщее пение [20, с. 149]. Таких примеров также много, однако Сапонов уточняет, что неверно было бы считать такие иллюстрации основанием для вывода о кароле как о пляске исключительно в вокальном сопровождении. Во многих других источниках той эпохи кароль не только резко противопоставлен пению, но и фактически обходится без него. У Фруассара в одном из эпизодов «Мелиадора» менестрели заиграли на духовых, а дамы и рыцари, взявшись за руки, принялись за кароль в инструментальном сопровождении (v. 16675 etc.) [20, с.150].Что касается количества танцоров в таком танце, то один французский литературный источник (Филипп де Реми, «La manekine», 1270 г.) упоминает о линейном танце «длиной почти в четверть мили», что может быть преувеличением, но наталкивает на мысль, что многие люди могли присоединиться к такому танцу [12].

Как уже упоминалось выше, сохранились некоторые музыкальные образцы, которые предположительно можно отнести именно к танцевальным песням. Часть из них включена в литературные произведения – например, в «Романе о фиалке» цитируется не менее семи популярных в то время «карол-песенок» (cançonete a carole) жонглерского репертуара [20, с. 153]. Потенциальными каролями можно предположительно считать и некоторые танцевальные напевы, внесенные в рукопись Монпелье (см. рис. 2). Многие из них представляют собой короткие стихи, в которых всего один куплет и повторяющийся рефрен. Считается, что люди проводили часы, распевая их. Поэтому, предположительно, они повторяли их множество раз, сочиняя новые слова (безостановочно импровизировали), пели кароли одну за другой, в общем, делали всё, что приходило в головы, чтобы поддержать танцующих [21].

 
Рис. 9. Фарандола на телах пророков. Апокалипсис. Франция, первая половина 13 века (библиотека Тулузы, f.22 v).

В английском романе «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» (XIV век) менестрели услаждают слух сэра Гавейна «новыми каролями» (carolez newe) [20, c.76].

 

Фигуры кароля.

1. Змейка.

Майский день до сих пор празднуется во многих частях Ирландии с круговым «змеиным» танцем вокруг дерева. Этот танец передавался из поколения в поколение с древнейших времен. Исполнители танцуют вокруг дерева или костра, двигаясь зигзагами по часовой стрелке, словно бы изображая извивающуюся змею, хотя на само деле они и не догадываются о скрытом значении движения. А ведь это – один из самых ранних обычаев человечества, связанных со змеем и деревом [18]

2. Под мостом

В этой фигуре танцоры становятся парами. Первая пара берется за руки, чтобы сформировать «мост», в то время как остальные по очереди проходят под этим «мостом», передвигаясь в другой его конец, чтобы стать его продолжением, таким образом, формируя бесконечную колонну [12]. Фреска Амброджо Лоренцетти (рис. 4) иллюстрирует эту фигуру вместе с кругом (или змейкой). Еще одно изображение этой фигуры мы встречаем на более поздней миниатюре крестьянского танца (рис. 31, французская миниатюра XV века).

3. Прокручивание под рукой.

Возможно, это один из вариантов «запутывания», часто встречающийся в сохранившихся народных европейских танцах, и не менее часто используемый в реконструкциях цепочечных танцев. Суть его в том, что ведущий в танце «ныряет» под руки танцоров в любом отрезке цепочки. Он может это сделать один раз, и тогда кароль довольно быстро распутается, а может, начиная со второй пары, «нырять» попеременно то слева, то справа до конца цепочки. Быть может, начало такой фигуры мы наблюдаем на одном из маргинальных рисунков в «Романе об Александре» (рис. 10).

Рис. 10. Пародийные танцы. «Роман об Александре» (Bodl. 264), лист 110r. 1338-1344 гг.

 4. Шен.

В «Игре о Робене и Марион» Адама де ла Аля есть несколько сцен с танцами. В русском переводе практически всегда встречаем слово «фарандола»:

Марион

Робен, ты б фарандолу мог

Вести? (сцена 2, строка 211)

 

Петронелла

Хотела б я,

Робен, чтоб в праздник наш веселый

Нас всех повел ты фарандолой. (сцена 10, строки 736 – 739)

 

Робен

Теперь готов вести я их

И фарандолой. (сцена 10, строка 754)

Рис. 11. Шутовские танцы. «Роман об Александре» (Bodl. 264), лист 78r. 1338-1344 гг.

Но если мы обратимся к оригиналу, то обнаружим совершенно другое слово:

Marions ·

Robin sés tu mener le treske (сцена 2, строка 211).

 

Perrete

Par amours faisons

Le tresque et robins le menra

S'il veut et huars musera

Et chil doi autre corneront (сцена 10, строки 736 – 739)

 

Robins

Or voeil jou le treske mener (сцена 10, строка 754)

Рис. 12. Танцующие девушки и юноши. «Роман об Александре» (Bodl. 264), лист 175r. 1338-1344 гг.

В пояснениях к данному произведению встречаем: «treske 211, 737, 754, danse, farandole (pic.)». Это - пояснение для современных читателей (равно как и в русскоязычной версии использование слова «фарандола», как наиболее известного и подходящего по смыслу). Если же мы попробуем определить значение слова treske (tresque), то обнаружим в современном французском словаре слово tresse (коса, заплетать). В итальянском написании это выглядит как treccia, переводится аналогично – «коса, переплетение», и является ничем иным как шеном (он же хэй в английском). В данном случае интересно что термин treccia используется для описания этой же фигуры итальянскими хореографами XV и XVI веков.

Это не единственный случай использования термина «трэска» в отношении танцев. Фруассар в «Любовной сокровищнице» описывает, как «все инструменты» затеяли всевозможные увеселения: «танцы, трэски и кароли» (v.653 etc.) В «Романе о Розе» раздается клич «Велите затеять кароль и станцевать благородно и изящно, и поплясать прелестную трэску, и порезвиться на свежежей травке» [20, с.150]. Предположительно, танец с подобным названием имел в своей схеме фигуру с подобным переплетением.

Нечто похожее на шен мы можем пронаблюдать на маргинальных рисунках в «Романе об Александре», относящемся к середине XIV века. Это могут быть и танцующие шуты, довольно задорно и высоко подпрыгивающие (рис. 11), и собрание благородных дам (рис. 36). Также за начало шена можно принять еще один рисунок из маргиналий этой же рукописи (рис. 12). На нем изображено две цепочки – отдельно дам и отдельно кавалеров, разделенных музыкантами. Лица их смотрят в сторону друг друга, и можно предположить, что когда цепочки встретятся, произойдет шен.

Глагол mener, который мы встречаем везде рядом со словом treske, до сих пор во французском языке обозначает «вести, быть во главе, быть впереди». Существует устойчивое выражение mener la danse, обозначающее «танцевать в первой паре», а в переносном смысле «всем заправлять».

 

­