Польский женский костюм в XVII веке

 

На многих изображениях польских женских костюмов, известных по портретам и надгробным скульптурам, можно заметить связь элементов общеевропейской моды с деталями локальной польской. К подобным польским деталям моды в XVII веке принадлежали тонкие полотняные рантухи, которые носили замужние женщины с костюмом для праздников и торжеств. В начале столетия рантух укладывался еще в старой манере XVI века и удерживался на внешне не видимом чепце, покрывавшем волосы. Многочисленные примеры такой укладки полотняного платка мы можем встретить в надгробной скульптуре. Как следует из упоминаний в инвентарных записях 1-й половины XVII века, рантухи также носили под меховые шапки, подобно тому как это было в моде в 70-х и 80-х годах XVI века. В XVII веке в отделке краёв рантухов применялись разные техники вышивки. Наиболее старинная отделка, которая связана стилем орнамента и способом исполнения с украшением белья, модного по всей Европе в XVI веке, является т.н. «чёрное» или «красное шитьё», часто упоминаемое в инвентарных описях 1-й пол. XVII века.
  рис. 1. Фрагмент полотняного рантуха начала XVII века. Национальный музей Кракова.


 Лёгкая вышивка этого типа часто делалась на основе итальянских и немецких образцов XVI и XVII веков. Мода на эту технику сохранялась в Германии еще и во 2-й половине XVII века. Фрагмент польского рантуха с «черным и белым шитьём» в собраниях Народного музея в Кракове имеет орнаментальную окантовку по всем четырём сторонам, выполненную швом «вперёд иголку» коричнево-чёрным и белым шёлком (рис. 1). Более поздняя отделка на старинных польских рантухах XVII века представляет из себя растительные мотивы, вышитые цветной гладью с одинаковой тщательностью по обеим сторонам полотна, напоминая при этом восточную технику вышивки. 

 

рис 2. Рантух из тонкого льняного полотна. Двусторонняя вышивка выполнена зелёным и жёлтым шелком а также золотой нитью, с гербами и инициалами собственницы. XVII век. Национальный музей в Кракове. рис 3. Рантух из белого льняного батиста, двусторонняя вышивка золотом и серебром. XVII век. Национальный музей в Кракове.

 

Мотивы орнамента, вышитого цветным шёлком и золотом, также имеют определённое сходство с узорами на восточных тканях и вышивках. В польских вышивках XVII века часто встречается мотив стилизованного цветка гвоздики с острыми зазубренными лепестками и аналогично размещённых в плоскости многолепестковых цветов. Свободное расположение изогнутых цветущих веточек повторяется в отделке двух старинных рантухов (рис. 2, 3). В другом сохранившемся рантухе вышитый декор подобен мотиву персидской шпалеры, скопированной с ткани со значительным упрощением рисунка узора. 

 

Средняя длина рантухов больших размеров, ниспадающих на женское платье, была 220 см. Полная ширина полотна колебалась в пределах 60-80 см. Образцы польских рантухов XVII века являются редкостью. Часто после смерти владелицы их отдавали в костёлы в качестве алтарных покровов, кроме того они попадали туда как приданное для женских монастырей и использовались игуменьями для покрытия плеч во время церемонии Святого Четверга. 


Когда под влиянием французской моды перестали покрывать голову чепцом и рантухом, вышитые рантухи из моды шляхтянской и мещанской перешли в костюм крестьянок, и под разными названиями оставались в обиходе еще в 1-й половине XIX века в сельском костюме старых женщин. Дольше всего они продержались в сёлах жешувского региона.

рис. 4. Портрет Анны Ефросинии Сенявской (фрагмент). 1632 год. Олеский замок, Украина.  

 

Большое влияние на женский образ в польской моде XVII века имели меховые шапки, напоминающие своей формой большой каравай хлеба. Они появились в моде в начале столетия, и имели наибольшие размеры в 30-х годах. Шапки из тёмного меха надевали на жесткий, довольно короткий платок, державшийся в свою очередь на маленьком чёрном или белом чепце, полностью укрывавшем волосы (рис. 4). Такие негнущиеся полотняные головные уборы женщины носили и без шапки, в доме и даже в комплексе одежды для костёла (рис. 5). Полотняные чепцы и меховые шапки носили подобным образом как шляхтянки, так и мещанки.


рис. 5. Жёсткие полотняные чепцы, носившиеся с шапкой и без. 1-я пол. XVII века. Детали вотивных образов из Лежайска. 


Французская мода, принятая среди женщин приближённых ко двору, нашла своё отражение и в костюме мещанок. Крой французского платья 30-х годов приведен в 1640-м году в цеховой портновской книге города Всховы (рис. 8). К влиянию западной моды относится упоминаемое часто в инвентарных описях название нескольких рядов шёлковых лент и кружев, золотых и серебряных, на женских юбках и повторяющееся определение платья «alamoda», встречающееся в инвентарных записях вплоть до 60-х годов. Alamoda в Польше, так же как и на западе, состояла из двух частей: корсаж с рассечённой баской был скроен как мужской пурпуэн или казяка, поэтому определение «kazjaka» также временами использовалось в списках женских платьев. Эти платья обшивались по низу лентами, часто шёлковыми (рис 7). Удобные и декоративные «аламоды» повсеместно использовались в среде богатых горожанок. В более скромном исполнении, сшитые из моравского сукна, «аламоду» носили девушки-служанки, приставленные к выполнению домашних работ, - они получали эту одежду как часть вознаграждения за работу.

       
рис. 6. Женское платье с короткой "казякой", юбка на фортугале, жёский полотняный чепец без шапки. После 1630 года. Деталь гравюры Ars moriendi, Национальный музей в Кракове. рис. 7. Костюм краковской мещанки. 1664 год. Собрание Чарторыйских. 

 

Среди модных в XVII веке костюмов, упоминаемых в инвентарных описях середины века, нет подробного описания таких видов одежды как фурманки, шведки и викарийки. В иконографии этого периода в женской верхней одежде шляхтянок и мещанок иногда встречается короткая, накидывающаяся на плечи верхняя одежда с отделкой лентами, к которой могло бы относиться одно из упомянутых названий. Неизвестен крой летников, которые носили с кшталтами, часто сшитыми из мухояра. Зато рисунок кроя для платья называвшегося кшталт найден в цеховой портновской книге города Всховы и в познаньской книге Renowacyi sztuk середины XVIII века (рис. 9, 10). Кшталт XVII века состоял из корсажа, выкроенного без рукавов, и юбки, присобранной по линии талии и раскроенной по секторам большого круга. 

 

     
рис 8. Крой французского платья, 1640 год. Цеховая книга города Всховы, сейчас хранится в Познани. рис. 9. Женский "кшталт", 1640 год. Цеховая книга города Всховы, сейчас хранится в Познани 

 

В 30-х годах в праздничном платье шляхтянок встречаются уже устаревшие для западной моды модели, сшитые из парчи на конусовидном фортугале (фарзингейле), с гладкой юбкой и жёстким корсажем, с короткой пелеринкой на плечах и меховой шапкой (рис. 11). Подобное соседство элементов костюма было не очень выгодно для женской красоты, не смотря на то что для платья покупалась переливчатая парча. Использование дорогой ткани для платья было причиной того, что его носили и переделывали довольно длительный срок.

 

     
рис. 10. Выкройка из Renowacyi sztuk. Познань рис. 11. Платье на конусообразном фортугале, жесткий мыс корсажа удлиннён и закруглён. 1-я пол XVII века. Вотивный образ из монастыря бернардинцев в Лежайске, Польша 

 

Парча привозилась в Польшу в большом количестве из Персии и Турции. Собственное производство парчи началось в 40-х годах XVII века. Золотная ткань производилась на мануфактуре, основанной в Бродах при гетьмане Станиславе Конецпольском, под руководством специалистов, привезённых из Греции, в частности, под руководством Мануэла Коринфского. Весьма успешное предприятие расширило свою деятельность благодаря основанию филиала во Львове в 1643 году. Изделия этой мануфактуры, особенно парчу с «люстрованой» поверхностью, продавали по всей Польше. Её использовали на мужские жупаны и женские платья, а также на церковные облачения. Мода на парадную одежду из парчи продолжалась целое столетие. В 80-х годах в шляхтянских инвентарных описях встречается по несколько платьев из парчи, переливающимися модными в то время цветами, такими как «григлиновый» - золотистый (от gris de lin), «попугаячий» - золотистый, «изабеллы» - золотистый (песочно-золотой). На платья из парчи, как и на прочие платья из шёлка, нашивали кружева – золотые, серебряные и смешанные, т.н. «марципановые». Кроме тяжёлых шёлковых тканей и парчи польские женщины охотно покупали лёгкие восточные шёлковые ткани, с мелким орнаментом и металлической нитью в утке.

 

                  
рис. 12. Лёгкая шёлковая ткань золотистого цвета, протканая золотой нитью. Фрагмент ткани платья Софии Любомирской, в девичестве Опалиньской, ум. в 1680 г. Собрание Чарторыйских в Кракове. рис. 13. Костюм львовской мещанки: "казяка" с короткими рукавами, чепец на меху. Середина XVII века, вотивный образ из костёла бернардинцев, Львов.


Ткань этого типа сохранилась в виде фрагмента платья из собрания Чарторыйских, датируемого XVII веком (рис. 12). Сведения из источников не дают точных данных касательно происхождения этих тканей, закупавшихся через армянских купцов в Стамбуле, где собирались текстильные товары из разных ткаческих центров на востоке. 

К самым тонким тканям, использовавшимся на женские мещанские костюмы, на летники и кшталты, принадлежит мухояр. Это была лёгкая ткань, первоначально делавшаяся из тонкой восточной козьей шерсти, если мухояр импортировали из Турции. В оригинальных описаниях XVII века можно различить два типа мухояра: разновидность однотонного по цвету использовалась на мужские костюмы наравне с камлотом, а мухояры переливающиеся двумя цветами (из-за использования разных цветов в утке и в основе) были любимыми тканями польских мещанок XVII века. Один из цветов переливчатого мухояра обычно был яркий и живой, другой – тёмный, например, коричневый или чёрный. Из мухояра обычно шили платья с верхней одеждой, например, кшталт с летником. Всё вместе богато декорировалось отделкой из шёлкового кружева, подбиравшегося к одному из цветов ткани, либо контрастно. Также на женские платья и верхнюю одежду использовался камлот (чамлет), матовый либо аппретированный. Лёгкие шерстяные юбки подшивались киром для лучшей формы; с этой целью женщины также использовали войлок (pilśnią), подшивавшийся под камлотовые юбки. 

 

       
рис. 14. Львовская мещанка: "кшталт" с юбкой, чепец на меху. Середина XVII века, вотивный образ из костёла бернардинцев, Львов. рис. 15. Костюм львовской мещанки: "казяка" с укороченными рукавами, на голове шёлковый чёрный платок. Середина XVII века, вотивный образ из костёла бернардинцев, Львов.

 

Для праздничных женских костюмов искали атласы модных на западе «переломных» цветов. Они предназначались на юбки к бархатным, часто чёрным корсажам кшталтов, в дешёвом исполнении шившихся из «трипа» или «полуаксамита» из худшей шёлковой пряжи. Итальянские адамашки с крупными орнаментальными мотивами или, по более новой моде XVII века, - мелкоузорчатые, обычно чёрные, использовались на изысканные платья и верхнюю одежду мещанок.

 

Влияние западной моды на мещанский костюм можно оценить на основании сохранившихся вотивных образов на которых изображены краковские и львовские мещанки (рис. 13, 14, 15). На них видно разные кшталты (рис. 14, 16) и корсажи «аламода» с укороченными рукавами (рис. 13, 15). Рукава сорочки всегда видны, они декорированы кружевом и лентами. Костюмы и юбки с нашитыми на них рядами лент (пасамонами) напоминают по способу отделки западные моды. 

 

          
рис. 16. Краковские мещанки: платье с укороченными рукавами и платье с "кшталтом" без рукавов. 2-я половина XVII века. Вотивный образ из костёла Тела Божьего в Кракове (оригинальное изображение и прорисовка Гутковской-Рыхлевской).  

 

В консервативной мещанской моде модели вырезанных корсажей и «колетов» без рукавов, рассеченных внизу, держались ещё и в XVIII веке. Они всегда шились из эффектных шёлковых тканей. Финалом эволюции этой моды были сельские горсеты с широкими «тасками» (французские тассеты), носившиеся в Жешувском регионе еще в XIX веке, и похожие на крой аламоды, только сшитые без рукавов, горсеты билгорайские. 

 

Где-то около середины века из моды вышли большие меховые шапки, их место заняли низкие чепцы меньших размеров, с тёмным меховым окаймлением вокруг лица (рис. 17). Они были приняты в моде шляхты и в городах, - для этого периода уже есть упоминания о мещанских чепцах, вышитых золотом на красном адамашке. Пример старинного чепца с богатой золотой вышивкой по малиновому адамашку с завязками, находящимися под подбородком есть в собрании Дома Матейки (рис. 19).

 

          
рис. 17. Портрет шляхтянки герба Бруд, ум. в 1655 г.  рис 18. Деталь "Танца смерти" из костёла бернардинцев в Кракове (оригинальное изображение и прорисовка Гутковской-Рыхлевской).

 

Мещанские чепцы, полностью покрытые вышивкой металлической нитью, с меховой оторочкой и завязками под подбородком, держались в моде до последних лет XVII века (рис. 18). Такой чепец имел пришитое с внутренней стороны тонкое белое кружево, окаймляющее лицо. Локальные особенности польской моды держались на протяжении всего XVII века только в среде мещан. Среди женщин благородного происхождения во 2-й половине века под влиянием королевского двора доминировала французская мода.

 

рис. 19. Два вышитых золотом чепца, один на малиновом адамашке, 2-я пол. XVII века. Ниже лежит золотое кружево для обшивки юбок, 1-я пол.  XVII века. Дом Яна Матейки.

 

В парадных женских платьях придворной польской моды, известным по портретам 1-й пол. XVII века, представлена всё еще конусообразная форма юбки и непривычное богатство вышитой отделки. В головных уборах и украшении причёсок господствует большое разнообразие, что можно отметить как на портретах, так и в группах женщин в коллективных сценах (рис. 20). На женских портретах середины века видно уже более тщательное повторение современной французской моды, хотя модный крой женского платья в Польше имел тяжёлый декор из-за перегрузки в отделке пасамонами, а часто и драгоценными камнями. В тот период, когда во французской моде 30-х годов единственным украшением были нити жемчуга на шее и в причёске, бижутерия польской женщины, в соответствии с инвентарными описями и списками товаров в ювелирных магазинах, делалась еще в соответствии с традиционными дизайнами XVI века. Важные изменения прослеживаются только со 2-й половины XVII века.

 

 
рис. 20. Свадьба Марины Мнишек (фрагмент), 1605 г. Исторический музей в Москве.  

 

В тканях, импортировавшихся в Польшу и предназначавшихся для придворных платьев в течение XVII века можно отметить большое разнообразие сортов и видов. Кроме однотонных тканей без орнамента, которые в придворных платьях покрывал вышитый декор, шили платья из итальянской парчи с богатым золотым орнаментом на кармазиновом фоне, приглушённым плотным дополнительным утком из золотой проволоки. Ткань платья королевы Цецилии Ренаты (рис. 21) принадлежит, с точки зрения техники исполнения, к группе парчи, использовавшейся также ок. 1630-х на парадные жупаны магнатов, - с другими, немного меньшими мотивами декора. Подобную композицию из разбросанных цветочных мотивов и вьющихся листьев можно видеть на итальянском аксамите (рис. 22).

 

         
рис. 21. Фрагмент итальянского брокада с платья королевы Цецилии Ренаты. 1-я пол. XVII века.  рис. 22. Итальянский аксамит 1-й пол. XVII века из собрания Национального музея в Кракове 


Во 2-й пол. XVII века французская мода исходила из королевского двора, увеличивая роскошь женских придворных костюмов. В инвентарных записях шляхты есть примеры владения несколькими платьями из злотоглова (парчи) разных цветов, большого количества золотого и серебряного кружева, оценивавшегося уже не по длине, а на вес, белого голландского кружева или кружева венецианского, использовавшегося тогда для высоко заколотых модных чепцов фонтанж (рис. 24). Как свидетельствует сатирическое произведение Якуба Лёнчновского (1678 г.) в его время уже была известна мода на длинные шлейфы (трены) женских платьев, которые носили карлики или подростки, одетые по-польски (рис. 25), по-венгерски или по-турецки. С детальным злословием и остроумием он обсуждает разные детали французской моды, такие как глубокое декольте корсажей, трены, мушки и т.п. Как одно из свидетельств неприязни к кружевному фонтанжу, - популярному в Польше французскому чепцу, носившемуся в разных вариантах, - можно считать размещение его на разлагающемся черепе в аллегорическом образе недолговечности праздника в костёле св. Катажины в Кракове. 

 

 
 рис. 23. Фрагмент итальянской ткани. 1620 - 1640 гг. Национальный музей в Варшаве.  рис. 24. Портрет Терезы Вороньской. 1680 г. Национальный музей в Варшаве.

 

В восьмидесятых годах предметы роскоши, такие как ткани и модные аксессуары костюма, импортировались в Польшу преимущественно из Франции. В сохранившейся расчётно-инвентарной книге торгового дома Федериччи в Кракове (1680 г.) перечислены «атласы индиньские», кроме них мора французская и табин, далее фишбин в свёртках, предназначавшийся для придания жёсткости женским шнурувкам (корсетам), мушки из чёрной тафты и французские веера. В это время до Польши дошла мода на печатные полотна и цветные, часто расписные индийские ткани, имевшие большой успех во Франции. Та самая компания импортировала в Краков одним грузом несколько штук печатного полотна и в особенности печатные юбки с широким бордюром цветочного орнамента по подолу. Таким образом, польская женская мода присоединилась к западноевропейскому течению предпочтения восточного при посредничестве французской моды. Теперь, безусловно, нет возможности установить, доходили ли до Польши оригинальные принты и расписные индийские ткани, так отличающиеся от европейского стиля композиции растительного орнамента, или только их голландские имитации, которые старались перенять проектировщики.

 

 
рис. 25. Костюм польской дамы, жены дипломата. 1695 год.   рис. 26. Меховые шапки замужних женщин. 70-е годы XVII века.

 

 

Источник: Historia ubiórow by Maria Gutkowska-Rychlewska, 1968

Перевод: Скорнякова Наталья